Храм Святых Апостолов в Риме

Храм Святых Апостолов в Риме

apostols_temple_rome

Когда-то храм Святых Апостолов в Риме выглядел совсем иначе, нежели сейчас. С лазурных небес заоблачного царства смотрели вниз златокудрые ангелы-музыканты, точно посылая c райских высот свои чарующие аккорды простым смертным, устремляли пронзительно-мудрые взоры апостолы, а величественный Иисус, прочно упершись могучими ступнями в облака, открывал свои объятия в широком благославляющем жесте. Перенести эту божественную сцену из рая на землю было подвластно лишь одному великому живописцу. И хоть имя Мелоццо да Форли известно далеко не всем, это нисколько не умаляет его таланта. Под сильным воздействием его незабываемого стиля находились многочисленные гении следующих поколений, включая Микеланджело, жившего как раз неподалеку от церкви, где несколько десятилетий назад творил его предшественник, и если б не знал он этих работ, возможно не родились бы на свет его головокружительные перспективы в Сикстинской Капелле.

Не так много произведений художников XV столетия сохранилось и дошло до нас. От уникальных фресок Мелоццо в храме св. Апостолов уцелело лишь несколько фрагментов, никто больше уже не увидит того, что сотворил в Ватикане его великий современник Пьеро делла Франческа, вдохновлявший целые поколения творцов, крайне мало сохранилось из созданного живописцем Антоньяццо Романо, с которым Мелоццо довелось сотрудничать в Риме. Менялись времена, менялась мода, а соответственно, менялись и исполнители, которым нередко приказывали сколоть предыдущие творения и написать поверх то, что требовалось новому заказчику. Разрушали старые ветшающие храмы, а на их месте сооружали другие, лучше отвечавшие текущему стилю. Именно это и случилось с церковью, в которой работал Мелоццо да Форли. В самом начале XVIII столетия по приказу папы храм св. Апостолов был полностью перестроен. Теперь его светлоликих ангелов и апостолов можно увидеть в ватиканской Пинакотеке, а Иисус переехал совсем недалеко, всего на пару кварталов, и украшает парадную лестницу во дворце президента Италии на Квиринальском холме, бывшую летнюю резиденцию папы римского.

Трижды Мелоццо да Форли приезжал в Вечный город. В первый раз еще молодым – в те времена, когда в новом грандиозном Палаццо Венеция художники создавали убранство Базилики св. Марка. Он написал там два изображения, св. Марка Евангелиста и св. Марка папы. Это был пока еще весьма скромный заказ. Но главное не в этом. Важно то, что он увидел в Риме, застав город в период огромных перемен и начинающегося строительства. Он полностью погрузился в творческую атмосферу, которая уже начала обволакивать древние кварталы, насладился ею, чтобы вновь вернуться сюда для реализации уже более крупных заказов. А вернулся он, когда церковным государством начал править папа Сикст IV, крупный меценат, любитель прекрасного, немолодой, но полный энергии, человек, имя которого навсегда останется связанным с Сикстинской Капеллой. Но его капелла была далеко не единственным проектом, который папа хотел успеть осуществить за отведенные ему годы жизни.

С первых же дней своего правления Сикст IV окружил себя самыми важными представителями интеллигенции, которую он считал своей главной опорой в программе по renovatio urbis – обновлению города. Он заручился поддержкой тогдашней звезды в теории архитектуры Леона Баттиста Альберти, создал колледж по подготовке писателей для работы в папской канцелярии, основал Римскую Академию, взял на работу интеллектуала и гуманиста Помпонио Лето, а Бартоломео Сакки, больше известного под именем Платина, поручил руководство Апостольской Библиотекой Ватикана. Именно момент назначения Платины префектом библиотеки запечатлел на своей известнейшей фреске, хранящейся в Пинакотеке Ватикана, Мелоццо да Форли, вызванный в Рим все тем же папой, чтобы занять почетную должность pictor papalis – художника при папском дворе. Мелоццо стал одним из основателей Университета для художников, миниатюристов и вышивальщиков, который в последствии превратился в престижную Академию св. Луки. В этот период он создал немало архитектурных проектов по заказу племянника папы, влиятельного и богатого Джироламо Риарио. К этому же периоду относятся и его знаменитые фрески для церкви Санти Апостоли, а возможно, и росписи в базилике Санта Франческа Романа. Память о Мелоццо сохранилась также в седом и древнем Пантеоне, где он написал изящное Благовещение.

Со смертью своего покровителя Сикста IV Мелоццо вновь покидает Рим. Он уезжает на Адриатику, в сказочный город, величественно красующийся над синей морской гладью, Лорето, и оставляет там после себя головокружительные фрески в базилике делла Санта Каза, на которых снова порхают белокурые ангелы, глядя на нас со своей небесной высоты. Он иллюзионистски рассаживает вдоль карниза ветхозаветных пророков, создает пышный узор, используя много золота, и оживляет всю композицию пухленькими шаловливыми путти. Но Мелоццо не удается надолго отлучиться от Рима, где его снова ждут великие дела. Он берется за создание мозаики в одном из важнейших храмов папской столицы, Базилике Санта Кроче, где он увлекается византийскими мотивами, помещая лик Иисуса и фигуры евангелистов в богатое золотое пространство, по которому вьется извилистое дерево жизни с красочными райскими птицами на ветвях. Работая в церкви, стоящей на месте дворца святой Елены, которой мы обязаны многочисленными реликвиями, привезенными в город со Святой Земли, и укоренению христианской религии на римской почве, он сознательно удаляется от ренессансных мотивов, отдавая дань древним восточным традициям.

Когда мы пытаемся выстроить биографии художников не только средневековья, но и раннего Возрождения, мы чаще всего сталкиваемся с такими словами, как «возможно», «вероятно», «скорее всего»… И это не удивительно. Ведь даже для образованных и утонченных заказчиков Ренессанса они продолжали оставаться всего лишь испонителями воли господина, мастеровыми, от которых требовались талант, усердие и послушание. Пожалуй, первым, кто находился на особом счету у знати, стал «принц живописцев» Рафаэль, но и даже он не мог себе позволить поставить подпись под собственным произведением, оставаясь так или иначе мастером, работавшим на высокопоставленную особу, которую обязан был воспеть и превознести как главного идеатора. Поэтому и о Мелоццо да Форли не существует абсолютно точных сведений. Возможно, покинув Рим, он отправился в Анкону, а потом вернулся в родной Форли, где и умер в 1494 году, прожив 56 лет. Прах его покоится в храме св. Троицы (Сантиссима Тринита). Удивительно, что оставаясь почти безымянными для своих современников, художники, жившие много веков назад, теперь нам кажутся такими близкими. Мелоццо – один из тех, кто проник в жизнь своих потомков, и до сих пор продолжает нас гипнотизировать своими заоблачными далями, чистейшими цветами, плавными линиями и божественными ликами, которые пристально смотрят на нас со своих высот.

Анна Смирнова. Путеводитель по Италии

Отели гостиницы в Риме